Колидзей Тату салон в Ростове-на-Дону Новости


Японская татуировка.

19.10.2013

У японцев уже есть свое слово в татуировке — ирэдзуми.
Переводится вполне доступно — «инъекция туши».
Об ирэдзуми есть упоминания и в литературных источниках - первых рукописных памятниках, в том числе в «Кодзики» (710 год).Обитатели Японского архипелага использовали татуировку, которая покрывала все их тело, для того чтобы избежать проклятия бога моря.То есть считали, что рисунок, покрывающий кожу, может охранить от беды. Получалось нечто вроде неснимаемого оберега.Скорее всего, это было нечто вроде ритуальных татуировок у полинезийцев, маори и других «примитивных» народов, которые редко обходятся без них. При этом следует помнить, что обычай татуирования более распространен у южных, чем у северных народов, вынужденных покрывать свое тело одеждой чуть ли не круглый год.
В древности татуировку использовали для двух основных целей. Во-первых, в качестве некоей «визитной карточки» или средневекового герба — сложный рисунок может рассказать о происхождении человека, его родовой принадлежности и даже биографии: женат, трое детей и т. д. 
Кое-где отказавшегося татуироваться даже строго наказывали — все равно как совершенно беспаспортного гражданина. 
И, во-вторых, татуировка использовалась также в качестве наказания.
Достаточно полные сведения о применении татуировок мы имеем приблизительно с XVII века, когда японцы вовсю заговорили не только об «изящном». Источники сообщают, что в это время в разных районах Японии преступников стали отделять с помощью татуировок от остального законопослушного населения. И причем в разных провинциях и княжествах метили по-разному. Это могла быть и собака на лбу (в весьма бедном словаре японских ругательств «собака» — одно из самых страшных); и круг на левом плече; и двойная линия вокруг бицепсов левой руки (за каждое следующее преступление прибавлялось по линии) и иероглиф «аку» — «злодей». Так что сразу же можно было без труда определить, какое и сколько было совершено преступлений. А чаще всего такая татуировка наносилась на внутренней поверхности рук.
Наказание татуировкой почиталось весьма тяжелым, ибо сразу выводило человека за пределы круга нормального законопослушного общества. При той строгости нравов, какая царила в то время, с преступником не желал знаться никто. А местные полицейские частенько заглядывали в общественные бани — не моется ли там кто-нибудь из преступного элемента? Так что неприятие нынешними банями татуированных имеет за собой весьма длительную историю.
Однако в скором времени, к концу XVII века, татуировка стала не только средством наказания — она приобрела еще и характер моды. Некоторые ученые предполагают, что это произошло (хотя бы и отчасти) ввиду желания преступников спрятать «клеймо» под другой, более изощренной, татуировкой. По крайней мере достоверно известно, что настоящие «модники» тщательно избегали покрывать татуировкой именно внутренние поверхности рук — для доказательства своей непричастности к криминальному миру.
Татуировка была делом обычным и в среде куртизанок. 
Причем татуировались не только они сами, но и их любовники, пожелавшие связать с ними свою судьбу. При всей легкомысленности своей профессии японские куртизанки предпочитали мужчин 
постоянного нрава, и литература того времени частенько 
повествует о драмах настоящей любви, случившейся между 
проституткой и одним из ее постоянных клиентов.
(Заинтересовавшиеся могут прочесть про это в специальном разделе, посвященном обитательницам «веселых кварталов».) 
Самой простой татуировкой возлюбленных были «родинки», наносившиеся на руки таким образом, что при сцеплении ладоней они взаимно покрывались большими пальцами, что было возможно только при одновременном татуировании.

Предание гласит, что одними из первых приобщились к татуировкам пожарные в столичном Эдо. Пожары были настоящим бичом этого огромного (более одного миллиона жителей!), целиком деревянного города. Люди говорили про Эдо: «Без пожаров да без драк — как без цветиков». Было даже принято поздравлять друг друга с туманной ночью, поскольку пожары при такой погоде не столь часты[...]
Так или иначе, но пожарники без работы не оставались. Сами они очень гордились своим истинно мужским занятием (еще бы — на самих борцов сумо с дракой ходили) и в качестве подтверждения своего бесстрашия стали покрывать татуировкой почти все свое тело (работали они, между прочим, по преимуществу голыми). Свободное оттатуировки место составляло только лицо,
часть рук — от локтя и ниже, и ног — вниз от бедер. В результате получалось нечто вроде купального костюма конца XIX века.
Поскольку пожарные делали свое дело, будучи облачены лишь в набедренные повязки, всякий мог наблюдать, как они были разрисованы. Каждая бригада пожарных имела свой «фирменный» стиль, и по нему одному можно было легко вычислить, кто лучше тушит пожар. Так и слышу столичный пересуд: «Эти-то, в "хризантемах", никуда не годятся. Вот если бы "драконщики" прикатили — совсем другое дело».
Вслед за пожарниками стали татуироваться и представители других «низких» профессий. Торговцы рыбой рисовали на своем теле рыбок, гейши — плектр для игры на своем любимом трехструнном сямисэне, проститутки — краба (символ цепкости, необходимой при заманивании клиента), профессиональные игроки — кости или карты. С помощью татуировки можно было обозначить и некоторые подробности своей биографии. Так, чарка для сакэ обозначала, что человек с этим делом «завязал». Проводились и настоящие «конкурсы красоты» татуированных — с определением победителей и раздачей призов. Вот некоторые примеры татуировок, вызвавших особое восхищение зрителей. Паутина, которая покрывала всю спину. Причем одна из паутинок спускалась вниз по правой ноге вплоть до лодыжки, где притаился сам паук. Или «перекинутое» через плечо полотенце с изображением на ягодице кошки с поднятой лапкой: при ходьбе кошка начинала «ловить» конец этого полотенца.
Увлечение татуировками самого разного рода стало настолько повальным, что одной из диковинок Эдо стали считать «трудягу» без татуировки. А когда в 1868 году часть самураев подняла мятеж против официальных властей, то одним из способов остаться целым и невредимым при выяснении твоей подозрительной
личности было предъявление полицейскому своей татуировки — поскольку самураи никогда до нее не «опускались».
Однако для японской культуры в целом «эпоха татуировок» была закончена.
Но в Японии то, что было когда-то начато, окончательному искоренению подлежите большим трудом. И даже сегодня существует Общество любителей татуировок, которое регулярно проводит свои «сессии» (обычно на горячих источниках, где можно без помех продемонстрировать единомышленникам красoты своего «живописного» тела).
Настоящие мастера традиционного татуировочного дела есть и сегодня. Круг их клиентуры ограничен, но это истинные художники: работаютони по старинке, никаких ускоренных методов не признают, воротят нос от посетителя «с улицы». Мол, будьте добры, приходите с рекомендацией. Поэтому и количество их «шедевров» весьма ограничено. Один из известных мастеров татуировочного дела признавался, что за всю жизнь ему удалось раскрасить только около ста человек.
А уж если все вышло как надо, тогда мастер оставляет свою подпись на теле татуированного. Как же, профессиональная гордость. И от этой подписи до самой смерти никак уже не избавиться. Причем в компонент его имени (а вернее, артистического псевдонима) всегда должен включаться иероглиф хору, означающий: «вырезать, делать татуировку».

Разделение груди чистой полосой (Munewari) - это один из традиционных стилей татуировки. Полосу, делящую центр груди на две половины, оставляют свободной от татуировок. 
Из-за запрета людям приходилось скрывать нательные рисунки. В результате японская татуировка приобрела такую особенность. Тату наносили таким образом, чтобы оно не было видно из-под одежды, характерной для каждого сословия. Ирэдзуми наносили на все тело, кроме открытых частей рук, ног и средней части груди.

Виды японских татуировок могут быть сведены к следующим категориям: цветы, животные, религиозные мотивы, кое-какие герои старины.
На первом месте стоят все-таки цветы, воспетые в поэзии и растиражированные в живописи. Пышноцветущий пион олицетворяет собой богатство и удачу. Хризантема как растение, долго цветущее несмотря на наступившие осенние холода, призвана обеспечить ее носителю долгую жизнь (кстати говоря, не к «низменной» татуировке будь сказано, именно хризантема с шестнадцатью лепестками является гербом японского императорского дома). И наоборот сакура, цветущая по-настоящему только день или два, символизирует быстротечность жизни и спокойное к такой краткости отношение. И, наконец, японский клен — листья его гораздо меньше нашего, но зато алеют много ярче.
Из татуировок животных пользовались популярностью изображения тигра и дракона. Чего уж там говорить — каждый из них страшен по-своему, так что особых объяснений не требуется. Несколько сложнее обстоит делом с обитателем подводного царства — карпом. Как это ни странно на наш европейский взгляд, но карп на Дальнем Востоке считается годным не только на жаркое: он олицетворяет собой стойкость и мужество (нечто вроде татуировки орла в европейской традиции). Говорят, он умеет очень ловко плавать против течения и даже преодолевать пороги, а если уж его отловили, то будет совершенно бесстрастно ожидать своей участи на разделочном столе. Этот стоицизм был настолько почитаем, что именно карп стал символом «праздника мальчиков» (некое подобие обряда инициации), отмечавшегося 5-го дня 5-й луны (а ныне — просто 5 мая), когда полагалось поднимать на шестах матерчатые изображения карпов, которые мужественно развевались на ветру к полному удовольствию их изготовителей.
Среди религиозных мотивов преобладающими являются буддийские. Это и молитвы, о которых уже говорилось, и полноформатные изображения. Однако сам Будда не является героем этих картин (в отличие от Христа в терновом венце в западной традиции). Японцы изображают Нио — двух мощных божеств довольно страшной наружности, предназначением которых является защита учения Будды от всяческих посягательств.
Другим популярным персонажем этого типа является бодхисаттва Каннон, которое в Индии, на на родине буддизма, как и все бодхисаттвы — существо бесполое, но в Китае и Японии приобретшее вид богини милосердия. богини милосердия.
Чрезвычайна колоритна фигура Фудо — охранителя буддийского рая, держащего в правой руке объятый пламенем меч, а в левой — веревку. Меч нужен ему, чтобы расправляться с врагами учения, а веревка — чтобы вытягивать с ее помощью из беды тех, кто в том нуждается.
Новая волна увлечения ирэдзуми приходится на вторую половину XVIII века. Именно в это время в Японии стал очень популярен переведенный 
с китайского языка роман «Суйкодэн» о приключениях воинов, объединившихся в разбойничью шайку и боровшихся за справедливость. Изображенные на иллюстрациях благородные разбойники были роскошно татуированы.

Краски для татуировки используют в основном растительного и минерального происхождения. Палитра состоит из нескольких основных цветов, однако опытные мастера способны воспроизводить с их помощью большое количество тонов и полутонов. Кстати, молодые тату-мастера свободно используют современные химические красители, что значительно сокращает время нанесения татуировки. Однако традиционные мастера ирэдзуми считают это недопустимым.
Мастера не принимают заказов на небольшие рисунки, так как считают, что они не стоят усилий. Только масштабные рисунки могут доставить эстетическое удовольствие и клиенту, и самому мастеру. 
Сюжеты, кстати, берутся только с гравюр известных живописцев укие-э.
Японские татуировщики тяжким трудом постигали секреты мастерства своей профессии – на это уходило 5 лет. 
После чего в течение года часть их заработка предназначалась учителю.
С самого начала обучения большое значение имела дисциплина. Целых два года ученику было предназначено выполнять всю работу по дому. Впрочем, это и было своеобразным для него уроком,но не татуажа, а терпения – учитель проявлял порой нарочитую деспотичность и грубость, желая испытать ученика на «прочность». 
Ведь считалось, что мастер татуировки должен быть очень терпеливым.На этом этапе и происходил отсев учеников. 
Оставались только те, кто был силен духом.Впрочем, дальше было не легче – ведь и после этого, обучения,
как такового, не было – ученик должен был молча наблюдать за работой мастера, самостоятельно постигая ее тонкости. Никаких объяснений – предполагалось, что ученик сам должен постичь эту науку, «проникнув в суть».
Для будущих мастеров практические занятия начинались с них самих. Поначалу без использования краски – дабы закрепить навыки. Впоследствии – с ее использованием. Татуировку делали «от руки» техникой tebori: глубина погружения иглы в кожу регулировалась силой рук. Когда игла погружалась в кожу, мастер слышал особенный звук shakki. Мастер стремился, чтобы он был ритмичным и достаточно частым – так появлялось изображение.
Контур выполнялся, в основном, с помощью семи игольного сета. Если требовалось нанести более тонкую линию, мастер мог использовать полусет, в котором было три иглы. Мастеру же с большой буквы под силу выполнение всевозможных линий с использованием одного сета.
Закрашивают и делают тень (bokashibori) при помощи сетов из 12 и 13 игл в форме вееров, концы игл загибают. Наложение сетов друг на друга имеет небольшой угол. Важно одновременное их использование в работе. Если краски не хватает, выполняют технику kaeshibari, при которой используется остаток краски на обратной стороне пучка.
Надо сказать, что «сырьем» для получения самого стойкого цвета чернил (baikaboku) является копоть от кухонного масла.

В Японии - в отличие от Европы, где татуировка делается, как правило, для красоты - огромное значение придается символизму рисунка. Это своеобразное отражение мира. И то, что оно должно быть точным, будущие мастера должны хорошо усвоить.
Для японцев татуировка связана с целой философией. Основная тема их татуировок связана с миром. 
А основной способ понять мир – наблюдать.
Отражение времен года в татуировке – часть японской традиции. Если для европейца японская татуировка в виде рыбки в воде и цветочков - это только рыбка и цветочки, то для японца это, во-первых, время года, а элементы – вторичны. Именно здесь и бывают подвохи, идущие вразрез с традицией. Не обученные по классической методике японские татуровщики (не говоря уже о европейских) допускают общее изображение таких не совместимых для японцев элементов как карп и пионы - ведь с осенью ассоциируется карп, но никак не пионы. Кленовые листья были бы уместней.
Жесткие рамки отсутствуют, поэтому творчество возможно.
Но сохранится ли при этом уникальность?
К примеру, изображения двух карпов вполне могут быть совмещены с пионами, так как в данном случае речь идет не о времени года. А сакура не должна изображаться со змеей – это разные времена года. Дракон и хризантемы – да. Лев и пионы – да.
Японская татуировка отличается еще одной особенностью – размером. Четкость и крупность, читаемость на расстоянии – вот ее характерные черты. Считается, что мелкие детали будут отвлекать внимание от главного.
Лейтмотивом последнего урока для татуировщика является та же тема, с которой все начиналось – дисциплина. Настоящий профессионал своего дела немыслим без непрерывного внутреннего роста. Ведь процесс обучения бесконечен - в этом он подобен временам года…